Прокат лодок, байдарок, катамаранов и каяков
Prokat
Главная
Тренировки
Контакты
Отчеты
Форум
Фото
Видео
Архив
Ивенты

Полет над Карпатами! PDF Печать E-mail
Автор Олег Сизон   
15.08.2007 г.

В мае 2005-го года лучшие Украинские райдеры совершили беспрецендентную экспедицию по Карпатским рекам. Каждый день - новая река. Читайте отчет Олега Сизона.

 

 

Полет над Карпатами

(украинский каякинг в лицах и в лодках)

 


Почему над Карпатами? А из любопытства, знаете ли. Когда 10 лет подряд открываешь сезон славных каячных дел все на Кавказе да на Кавказе (а он сейчас здорово сократился – до одной пятой, пожалуй, части той великой горной страны, что почти вся входила в состав СССР) - то даже это великолепное, достаточно острое блюдо начинает приедаться. Поэтому Костина идея – весенний карпатский тур для молодой команды НЭРИС - была принята нами с Антоном с большим энтузиазмом. Ну, и вообще это очень рационально получалось. За год киевский клуб каякеров вырос более чем вдвое, народ обзавелся лодками, снаряжением, и стал неудержимо рваться к настоящей, живой воде. Но это – только в горы. Где у нас самые незлые горные реки? Правильно, в Карпатах. Значит, нам туда.
А почему «полет»? Тоже легко обьяснить. Начав собирать информацию о реках региона, мы вдруг столкнулись с эффектом «разбегающихся глаз». Как выяснилось, кроме тривиальных низовьев Прута (вотчины слаломистов) и двух Черемошей, на которых были абсолютно все, в наших горах есть еще с десяток рек, перспективных для сплава и, в общем, давно уже описанных и успешно пройденных – в основном, львовскими водниками. Во-первых, оказалось, что возможен сплав по притокам Черного Черемоша и Прута, да и верховья самого Прута (прямо из-под Говерлы) тоже могут быть интересны. Во-вторых – мы как-то всегда упускали из виду Закарпатье. А это ведь просто географический термин, это те же Карпаты, только за Черногорским хребтом, в сторону Европы. Там огромный бассейн Тисы, ее истоки Черная и Белая Тиса и притоки этих истоков (Свича, Брустурка, Мизунка и т.д.) – их оказалось так много... Кстати, первооткрыватели - львовяне традиционно предпочитали катамараны. А значит, есть еще возможности для маленьких открытий, если подойти к вопросу с каячной точки зрения. Что тоже довольно заманчиво, конечно.
Вот потому-то, насчитав с десяток достойных исследования речек, мы поняли: это будет весьма напряженная работа. Это должен быть нон-стоп. Время майских народных гуляний – всего десять дней, минус дорога. Нет, не нон-стоп. Полет.
Крылья для нашего полета нашел Костя Абрамов. Ими стал видавший виды, но тщательно ухоженный ПАЗик из Ивано-Франковской автоколонны номер... забыл. Неважно. Важно, что чудесный Василий Сергеевич, водитель автобуса, оказался старым танкистом, надежнейшим драйвером, не лишенным самурайского духа. Любая дорога была наша, кроме откровенно лесовозных, конечно. Наше было и любое время – день, ночь... Так мы и прожили эти десять дней – днем на воде, вечером (ночью) в пути, на воде, в пути, на воде... Все получилось. Крылья устали, но не подвели.
Вряд ли есть смысл давать здесь технические описания, выводы и рекомендации. Будет вполне достаточно путевых заметок, впечатлений, нескольких фотографий. С участниками я буду знакомить вас по пути, так интереснее. Готовы? Поехали. Начнем с Черного Черемоша.

Речка первая - Черный Черемош. Маша Соколова.

Если б на Черном Черемоше Антон не сломал весло – и говорить было бы не о чем. Река показалась нам просто никакой – наиболее содержательный участок мы проехали за час, и это было скучно. В незапамятные времена кто-то из туристов - первопроходцев умудрился выделить здесь пороги и даже дать им имена. Это были, очевидно, люди с большой творческой фантазией – мы порогов не увидели. Правда, вода была довольно большая, но должно ж было остаться хоть что-нибудь... На нескольких километрах – десяток валов, высотой до метра. Все. Чем занимаются здесь толпы народу на разнообразнейших плавсредствах – кстати, только плотов с гребями мы не увидели, а так было все: ПСНы, рафты, каяки, катамараны и тримараны, надувные каноэ, КНБ, по-моему, даже каркасные байдарки где-то валялись – осталось загадкой. Вроде бы народ соревновался, и вроде это даже было чемпионатом Украины по водному туризму – но никому из нашей компании (11 каякеров) перспектива участия в подобном шоу привлекательной не показалась.
Зато показались интересными и перспективными два левых притока – Дземброня и Быстрец. Займемся ими завтра, дня хватит на оба. Ни слова больше о Черемоше, знакомьтесь – Маша.

Маша – пока, похоже, единственная на Украине полиэтиленовая каячница. Учится в последнем классе школы, плавает на Пиранье “ProZone 225”. Любит группу «Ленинград». Плавает весело и красиво, а если случается перевернуться – нет, она не выскакивает из лодочки с перепуганными глазами, нет. Она со-вер-шен-но спокойно выводит весло вдоль борта, технично встает – и можно плыть дальше. А если ее тут же кладет следующий мощный вал – не-ет, спасработ все равно не ждите. Она опять спокойно встанет, отдохнет в суводи и опять в строю. Чудесный ребенок Маша плавала с нами везде, где плавали мы, и не давала оскотинеть в походе мужской части коллектива – все десять самураев пусть не каждый день, но частенько пускали в дело бритвенные и прочие умывальные принадлежности. Что прекрасно. И вообще Маша – надежда и гордость украинской каячной диаспоры, мы с вами о ней еще услышим, не сомневайтесь.

Речки вторая и третья - Быстрец, Дземброня. Саша Харин, Саша Дубровин.

В 9 утра мы уже были на колесах. Дорога вверх по Быстрецу оказалась вполне проходимой, и наш автобус забрался по ней километров на 6 – 7, до конца одноименной деревни. Расспросив местный народ, мы решили – дальше ехать смысла нет, дорога ухудшается существенно, а река характера не меняет. Характер, кстати, такой: равномерный уклон метров 10-15 на км, воды кубометров 8 – 10 в секунду, выраженных порогов нет – одна постоянная, очень живая шивера до самого устья. Поплыли от впадения левого притока. Учитывая характер реки, группу в 11 каякеров пришлось разбить на три подгруппы по три – четыре человека, с интервалом в 5 минут между подгруппами – чтобы избежать нехватки места для экстренной чалки где-нибудь перед завалом из бревен или еще какой-нибудь бякой. Саша Харин попал в мою подгруппу, тут-то мы и познакомились по-настоящему.

Саша – оригинальный каякер. Оригинальный потому, что плывет на «Ласточке» - одноместной надувной байдарке. На этом его оригинальность как каякера, впрочем, и заканчивается – во всех остальных отношениях он совершенно наш человек. Каюсь, я был несколько озабочен присутствием в полиэтиленовой группе одного судна – «надувастика» - считая такие лодочки заведомо непригодными для сплава в нашем стиле. Не тут-то было. Саша едет совершенно спокойно, может зайти практически в любое улово и остановиться в нем, пока лидер обрабатывает следующий поворот. Почему я думал, что его будет все время валить? Его не валит, наоборот, лодочка скользит по быстрой воде все поверху да поверху, гребца даже не умывает, как нас, низкосидящих. Хотя не в лодочке дело – дело, в основном, в опыте и хладнокровии гребца. Забегая вперед, скажу, что Саша проехал практически все, с обносом буквально одного-двух порогов, не заплыл ни разу и показал себя более чем достойно. К осени у него будет настоящий каяк, и нашего полиэтиленового полку окончательно прибудет.

К часу дня мы финишировали в устье Быстреца. Речка чуть сузилась и ускорилась на последней паре километров, этот предустьевой участок показался мне очень душевным. Порогов так и не нашли, был один слив через всю реку, мы немного покатались на нем, поснимали и покрутили картвилы – кто умел. Завалов не оказалось, был только один низкий мост в самом начале сплава, но и под ним удалось проплыть. Последний энергичный маневр, слив, мост, стрелка. Голубые струи душевной речки Быстрец моментально растворились в мутном Черемоше, мы перекусили и поехали вверх, на Дземброню.
С познавательной точки зрения это было совершенно верное решение. Но не со сплавной. Мне решительно не понравилась эта Дземброня, бывает же так – две практически одинаковые речушки, текут по параллельным долинам в пяти километрах одна от другой – а непохожи. И воды столько же – может, чуть меньше, процентов на 20. И уклон практически тот же – может, не 10-15, а просто 15 метров на км. В чем дело? Да в завалах, скорее всего. Нам удалось заехать всего на 4-5 километров вверх, и все стало ясно еще по дороге – вот бревно, еще одно, а вот глухой завал, обнос... Вот дорога идет вдоль правой мелководной протоки, а левая ушла в частый молодой осинник – ясно, там тоже будут проблемы... В общем, при виде очередного дровяного залома в районе села Дземброня мы решили остановиться и начать отсюда.
Поехали аналогично, группами. Но сразу стало ясно – здесь другие дела. Если Быстрец течет практически везде одним руслом, Дземброня часто разбивается на две, а то и три протоки, в них узко, много камней и деревьев – низкорастущих, падающих, уже упавших... После первых же 300 метров, собрав группу в мелководной правой протоке, я понял необходимость смены стиля – ситуация на этой речке при сплаве в режиме ралли (с ходу) склонна уходить из-под контроля. Этот номер у нее не пройдет. Будем смотреть – решили мы с Доком и побежали вперед пешком, на большой просмотр.

Док – это Саша Дубровин, Sanblas “Giro”. Он из «стариков» клуба, собственно – каякер с тех пор, когда и клуба - то еще никакого не было. Начал сам, и уже успел кое-что на Кавказе, в хорошем стиле. Каякер до мозга костей – все у него получается, и родео крутить, и в сплаве хорош – но что-то есть в нем еще и от старой туриской школы, чего нет в большинстве наших молодых коллег. Он по натуре – не одинокая птица, а, как мне кажется, вожак стаи. Потому что всегда помнит о тех, кто с ним или за ним.  И когда приходится остановиться, сбить темп, навязываемый речкой; темп, который может оказаться слишком высоким для тех, кто слабее – ему это не поперек горла, а нормальная работа. В общем, когда в группе Саша, мне хорошо и спокойно. К тому же, он врач.

С разведки мы вернулись, крепко держа ситуацию за горло. Обьезжаем участок с завалами в основном русле по правой, мелководной протоке, собираемся на найденной гарантированной чалке, смотрим дальше – медленно, но безопасно. Продвигаемся потихоньку вперед. Да, речка ощутимо жестче Быстреца – но, вработавшись, находим оптимальный ритм, сочетая просмотры с движением «с ходу». Дорога опять подходит к реке – и я быстро-быстро чалюсь на правый берег, увидев много разбросанных каяков и народ, одевающийся к сплаву. Это – польские коллеги, клуб «Контра» из Люблина. Братья-славяне – смешно, но более-менее сносно общаться мы смогли только на английском, ни польский, ни русский тут не подошел...
Не знаю, как народ – а я от этой Дземброни большого удовольствия не получил. Ас Антонов прочитал этот расклад еще до начала сплава – и просто не поплыл, остался в автобусе, что было совершенно правильно. Когда речка закончилась, а время еще осталось, мы решили еще раз проехать по Черемошу, продлив таким образом удовольствие от совместного сплава и общения с ребятами из Люблина. Вместе оседлали красивый косой вал в конце участка, немного посерфили. Договорились на следующее лето вместе на Кавказ – хотя дожить бы еще...  И мы уехали на Белый Черемош. По нарастающей, так сказать – потому что он считается несколько более сложной и интересной речкой, чем Черный. Посмотрим...

Речка четвертая - Белый Черемош. Саня Степаненко.

Дорога на эту речку долго будет являться нашему уважаемому Василию Сергеевичу в ночных кошмарах. Он крутил баранку часов до двенадцати, все на первой да на второй, кряхтел, ругался, но выстоял. Костя с Женей нашли - таки поляну выше порога «Воротца» - стандартного начала сплава, мы чуть потеснили на ней коллег – катамаранную группу из Минска и отключились до утра. Утром была погода, и был чуть более поздний подьем – мы были на воде часов в 10. Уровень воды в реке народы, побывавшие на ней ранее, оценили как средний или чуть выше среднего.
На Белом Черемоше – два заметных порога: Дудки и Воротца, если я не путаю. Оба они  - в начале сплавного участка, и оба понравились. Вообще,  если сравнивать с Кавказом, то Черный Черемош похож на Зеленчук (только без порогов), а содержательный участок Белого – скорее на короткий фрагмент Аксаута в высокую воду. Оба порога длиной метров по 300, с неплохим падением и ярковыраженными, хотя и невысокими сливами через всю реку. На первом пороге мы устроили катание, поскольку проблем с повторным заносом лодки здесь нет вообще. Хороший порог для начинающих – вроде и мощный, и красивый, но много вариантов прохождения и все безопасные. Народ чудил, кто как мог – даже пару раз переворачивались, отметились Коля и Саня Степаненко.

С Саней мы познакомились зимой, в бассейне клуба НЭРИС. Тогда у него еще не было лодочки – теперь он на новеньком Robson “Red Fred”. Тогда я ничего не понял – а теперь понимаю: Саня есть восходящая звезда украинского родео. Человек в первый раз выехал на горную воду – он еще не все успел понять, но едет вполне красиво и уверенно, правда – от бочки до бочки. В бочки он заезжает и начинает в них жить – причем вполне осмысленно. Крутит – не оттянешь за уши, причем буквально на глазах осмысливает движения и стремительно прогрессирует. Вот человек, который и года не сидит в лодке – но он делает картвилы на гладкой воде, и от обыкновенных, «трудовых» спинов (плоских вращений) в бочке перешел уже на «клин спины» - т.е., без помощи весла. Нет, родео будет на Украине – глядя на Саню, я в этом не сомневаюсь.
А еще я рад, что он пришел к нам из скалолазания. Потому что навыки работы с веревкой и прочими стеновыми штуковинами могут пригодиться на Курджипсе, к примеру. Или еще где – ну, поживем, увидим.

Да, Белый Черемош существенно приятнее Черного. И еще – это родео-речка, потому что не только в порогах, а и потом, когда начинается участок «выката», на реке продолжают встречаться и валы, и, особенно, - невысокие ступенечки через всю реку, за которыми вполне можно жить. В одной из них я даже обосновался на несколько более долгий срок, чем планировал – перевернувшись при попытке чего-то скрутить, сосчитал физиономией камни на дне, вставал долго и трудно, а поднявшись – обнаружил себя в той же бочке, но уже изрядно подуставшим. А в корме, между прочим, две видеокамеры, своя и Костина – так что уборка исключена категорически. Пока я раздумывал и отдыхал, вися на опоре, подьехал Костя и выпихал нас с лодочкой в струю. Как я люблю людей, которые быстро соображают...
Теперь наш путь лежит в Закарпатье. Но дорога проходит по верховьям Прута, поэтому сначала – Прут, и мы попытаемся начать как можно раньше – от самого подножья великой украинской горы Говерлы, что возвышается аж на 2061 метр над уровнем моря.

Речка пятая - верховья Прута. Паша Тимий.

Путь к базе «Заросляк», что у самой Говерлы, нам преградил кордон заповедника – часов 8 вечера, самое время ночевать. Встать можно у кордона – прекрасное, благоустроенное место, столы, дрова, колодец, довольно чисто и совершенно недорого – за 12 человек мы заплатили 60 гривен. Здесь и остановились, а утром – снова вверх.
Прут в самых верховьях представляет собой беснующийся поток с уклоном метров 80 на километр, причем падающий совершенно равномерно, без ярковыраженных порогов и водопадов. Просто весь этот участок – сплошной порог-водопад. В Крыму, к примеру, в Карагольском ущелье (оно же Большой каньон) речка Узу-Узень срабатывает тот же уклон ступеньками – поэтому гораздо проще перемещаться по ней, прыгая с довольно высоких водопадных сливов в чаши с практически спокойной водой. Здесь же месиво, сплошная whitewater – но воды довольно мало, больше острых камней и всяческих дров. Даже от впадения речки Несамовитая, вытекающей из одноименного озера, расход воды едва кубов 6 – 8, хотелось бы чуть поболе. Я не рискну назвать участок непроходимым – он проходим, конечно. Но при учете трех соображений. Во-первых, родейным лодкам здесь не место. Ехать надо на крикинговых, коротких и обьемных. Во-вторых, группа должна быть более компактной (4-5 каяков) и с более сильным и ровным составом участников, чем у нас сейчас. Может быть, это даже мы – но через год-два. Ну, и в-третьих – рискну предположить, что удовольствия крикинг в верховьях Прута все же доставит немного. Сплав с грохотом по камням, с постоянным риском сломать любимое весло, с большим количеством оставленной на острых глыбах разноцветной полиэтиленовой стружки – это все же специфическое удовольствие, на любителя. Я, например, не уверен, что хочу. Пока отложим это дело – решили мы и начали плыть от моста в 1 км выше кордона, где характер реки резко изменился. Уклон упал метров до 10 на км, мы чуть раскатались на полукилометровом участке плесов и приехали к препятствию, обещанному львовской лоцией – к «великолепному девятиступенчатому порогу».
Ступенек в нем, действительно, довольно много – считать их нам было недосуг. Вообще же порог – великолепный учебно-тренировочный полигон, он прекрасно разбивается на три – четыре части и позволяет кататься с толком и удовольствием, попутно отрабатывая тактику страховки. Все ключевые сливы мы страховали морковками, на главной ступени высотой метра 2 с большим плоским котлом через всю реку стоял живец – но остался без работы. Хотя соблазн был велик – особенно, когда в бочке «зажил» Паша.

У Паши каяк уже год – Necky “Rip”, но выбраться на воду все никак не выходило, то одно, то другое. И не то, чтоб с нуля – он успел довольно неплохо отплавать на катамаранах, уже ездил на «двойке» по весенней Мзымте – но поддался нашему с Антоном дурному влиянию. И теперь начинает все сначала, хотя навык чтения воды уже есть, этого, как говорится, «не пропьешь». К этому моменту он уже избавился, в основном, от первоначальной нервной «зажатости» и поехал с удовольствием, хотя и не без приключений. Этот красивый порог пока для него – на пределе возможностей, но все еще впереди. Во всяком случае, воля к победе налицо – остальное придет.

От порога имеет смысл доплывать только до кордона – дальше на колесах. Потому что река выполаживается, потом втекает в сплошную населенку и удовольствия от сплава не доставляет вообще. Мы ошиблись – проплыли еще километров 10, и погрузились в автобус в состоянии полного очумения от мелководных перекатов и разбоев. Все, на нижний Прут мы вернемся в самом конце путешествия. В Закарпатье! Там из нас не был пока никто.

Речка шестая - Черная Тиса. Коля Соколов.

Общий минус всех карпатских рек – все они текут в густонаселенном, давно цивилизованном краю. Мало того, что часто негде встать на ночлег, кроме чьего-нибудь огорода (вы будете смеяться, но мы трижды платили деньги за ночлег, иначе было никак) – так еще и сплав часто проходит по деревне, когда и по городу, а уж вдоль дороги – практически всегда. Но Черная Тиса, наша первая закарпатская река, в этом смысле ставит абсолютный рекорд. Ее содержательный участок (от Ясени до Рахова) закован в бетонные берега – потому что по правому берегу шоссе, по левому железная дорога. А река довольно мощная, кубометров до 50 в секунду. Все ее пороги (их четыре, если я правильно помню) однотипны: река на левом повороте утыкается в шоссе, отражается от стены, в этом месте – мощный струйный порог длиной метров 200. Правда, при нашем (автобусном) варианте это не так и плохо: отличный подьезд к началу сплава, автобус всегда на виду, наплавались – можно тут же либо повторить процесс от начальной точки, либо сорваться на следующую речку. А вот как народ умудряется тут путешествовать – ума не приложу.
Эта речка позволяет менее строгую тактику сплава – она широкая и открытая, все просматривается с воды на большое расстояние, и можно просто сыпаться, как горох, не особо организуясь – лишь бы лидер справлялся и замыкающий не отставал. Мы и посыпались, с удовольствием умываясь мощными валами, от которых уже успели отвыкнуть. На самом красивом и мощном пороге устроили большое катание – сначала проехали его с ходу, дело закончилось спасработами – Маша дважды вставала, а при третьем перевороте заехала под стенку правого берега, погнула весло и сочла за благо вынырнуть автономно. Сложно ей еще в мощной динамике, лодочка маленькая... Хотя и порог достаточно приличный, меня так швырнуло через кормовую «свечку», что тоже пришлось вставать. Народ пришел в дикий восторг и давай кататься – благо обнос по правому берегу короткий и довольно легкий. Все скатились по паре раз, а Коля Соколов – тот, по-моему, успел то ли три, то ли четыре. Маньяк.

Коля Соколов с нами недавно. Маша – его дочь старшенькая, во как. Они плавают не больше года, по-моему – но вот что делает с людьми желание плавать и постоянная практика. Коля, видимо, самый спокойный человек в украинском каякинге. Он умеет надежно вставать. Он знает, что ничего особо страшного с ним не случится. Все, этого достаточно. Он едет туда же, куда поехал лидер, давит порог своим Даггером “Medieval”, если случится лечь – спокойно встает. Причем, как мне показалось – без всякого тщеславия, не для того, чтоб записать прохождение такой-то плюхи. Он это делает ради чистого удовольствия. И ведь получается!
Конечно, когда-нибудь ему «навтыкает». Это со всеми случается, рано или поздно, это нормально и даже необходимо. Но я точно знаю, что будет потом. Коля выплывет; отряхнет кровавые сопли; расспросит очевидцев, «что было» и «как надо было» – и понесет лодку на второй дубль. Второй дубль будет удачным.

На Черной Тисе мы особо не задерживались, не обыгрывали валы и бочки. Пороги превратились в шиверы, еще можно было катиться по речке – но мы решили сэкономить время. Впереди у нас – Белая Тиса, левый исток Тисы. Туда дорога похуже, надо спешить.

Речка седьмая - Говерла. Женя Буканов.

По дороге на Белую Тису мы взяли «языка». Это очень хороший вариант – подвезти местного человека, желательно – толкового с виду. Его везешь – он рассказывает. Из рассказов стало ясно, что начинать нам надо обязательно с речки Говерлы, правого притока Белой Тисы. Направившись вверх по Говерле, мы убедились в точности выбора. Все те километров восемь, на которые мы заехали вверх, речка неслась, как безумная, без плесов и почти без суводей. Уклон метров 20 на км, расход кубов 10, без выраженных порогов. Почти без. Потому что над этой речкой тоже основательно поработали человеческие руки и хитроумный интеллект.
Дело в том, что по Говерле (да, она, как и Прут, течет с одноименной горы – только в другую сторону) лес сплавляли на протяжении как минимум 200 – 300 лет. «Пока машин не было, пока и сплавляли» - как простодушно заявил нам егерь Николай на кордоне заповедника. Так что это уже не речка, а транспортная система для огромных еловых бревен. Вверху сооружена «гамованка» - ей лет 200, колоссальные бревенчатые клети, забитые крупным щебнем, образуют тело плотины высотой метров 15. В плотине устроена система водосброса. На протяжении рабочей недели народ укладывал по берегам спиленные и обработанные бревна, а вода выше плотины тем временем поднималась и накапливала мощь. Раз в неделю воду сбрасывали – река подхватывала все подготовленные кубометры древесины и уносила их вниз, в Белую Тису, дальше древесину везла она. Сейчас плотина – «гамованка» в упадке, прорвана – в прорыв, захламленный бревнами, прет мощный отвесный водопад, спотыкаясь о несколько завальных ступенек. Фантастическое зрелище. Но на этом злоключения речки не кончаются.
Как транспорт, она должна была доставлять бревна по возможности мягко и равномерно, без задержек. Что создает задержки – известно, пороги. Поэтому человеческий гений потрудился и тут, естественных порогов на речке Говерла считай, нет (лежит ровно один камень в сужении, образует интересную мощную бочку – и всё). Зато есть специальные ступеньки в русле высотой от полуметра до метра. Устроены так: через всю реку подводное бревно, на него сверху по течению уложены (и подогнаны!) бревнышки потоньше, аккуратно срезаны «под линеечку» с основным бревном. Все это вместе образует ступень от берега до берега, обеспечивающую плавный накат сверху, с неприятным глубоким котлом ниже сброса. Таких ступенек штук пятнадцать, ими утыкана вся верхняя половина сплавного участка реки Говерлы.
Хотя не все так грустно, конечно. Вся эта система построена лет 200 назад, речка ее успела адаптировать и замаскировать под естественное состояние. Да и лес уже не сплавляют очень-очень давно. Все заросло, обкаталось водой, вписалось в единый, довольно органичный интерьер.
Так что большого отвращения при осмотре участка мы не испытывали. Зато нет худа без добра. Здесь отменный полигон для отработки очень нужного приема: прыжка «буфом», с плоским приземлением на днище лодки – это бывает нужно, чтобы перепрыгнуть глубокий, мощный котел за отвесным сливом. Я сделал страшные глаза, и попытался убедить народ в том, что все эти ступеньки требуют очень техничного прыжка, обязательно с разгоном и «поддергиванием» носа, не то в котле за каждой ступенькой можно застрять надолго. Но добросовестно отнесся к этим моим «страшилкам», пожалуй, только Женя Буканов.

Женя делал самую тяжелую и ответственную работу в этой поездке. Он был завхозом – и этим все сказано. Вернувшись домой, я с большим огорчением обнаружил, что похудеть на этот раз не удалось, увы. Но это было единственное, связанное с Женей огорчение – в остальном же я просто не мог на него нарадоваться. После наших прошлогодних кавказских приключений Женя очень сильно вырос, как каякер. У него новая лодка – Пиранья “InaZone 230”, нормально поставленный гребок, полная уверенность в глазах – очень надежно едет, да он все делает надежно. Я часто прошу его встать на страховку – с морковкой, или на контроль живца. Не промахнется.

Утром мы откатали речку Говерлу совершенно без всяких приключений, но с большим удовольствием. Проехали километровый кусок от начала парой (с Антоном), убедились, что бочки за ступеньками действительно не держат, и народ поехал вниз. В первый раз мы плыли первые три километра довольно долго – со сьемкой, страховкой, обязательными сборами всей группы перед следующим куском. Это заняло довольно много времени – до часу дня. Потом началась населенка, все ступеньки остались позади и мы решили проехать верхний участок еще раз, но уже «нон-стоп». Гораздо больше удовольствия, доложу я вам...
На стрелке – там, где речка Говерла впадает в Белую Тису (это в селе Усть-Говерла, кстати), мы загрузились в автобус. Поехали вверх по Белой Тисе, и даже успели заехать километра на полтора...

Речки восьмая и девятая – Турбат, Брустрянка. Эдик Антонов, Женя Балтер.

И тут началась буза.
Кто первым произнес короткое слово «Турбат» - теперь уже не вспомнить. По-моему, Женя Балтер. Но оно могло остаться неуслышанным, если бы наш «пивной король» Антон вдруг не подскочил, как ужаленный, и не взбунтовался. «Даешь Турбат!» - вот какую идею двинул он в массы. Нафига нам эта Тиса – порогов нет, сплошная деревня на 25 километров, да что мы – по плесам не наплавались? Турбат, и только Турбат!
Нельзя сказать, чтоб название это было так уж незнакомо участникам. Исходная информация – коротенький обзор, составленный нашим львовским  коллегой Виталием Канчугой – тоже давала понять, что интереснее Турбата реки в Карпатах, возможно, и нет. Было ясно, что речка еще толком не пройдена; что падение большое, а русло зажато в каньоны. «Для маневра нет ни времени, ни места; если ошибешься, поймают в устье; московские каякеры ждали падения воды три дня и ушли по берегу...» - такие ужастики не могли не возбудить в нас нездоровый интерес к этой изюминке Закарпатья. Но есть же какие-то реальные расклады: Тиса уже вот она, в окне – а до Турбата километров 200, неизвестно, по какой дороге (впрочем, известно: по никакой, после наводнения 98 года; много чего посмывало тогда). Потеряем время, потеряем деньги, поплавать толком не поплаваем, может – ну его нафиг? Вот как думал я, и поначалу решительно оппонировал авантюристично настроенному Антону.
Но народ любит авантюристов. Да и кто из нас, каякеров, может похвастаться окончательной победой над авантюристом внутри себя? покажите мне этого человека... Рационализм не овладел массами, и последний оплот его – Костю – мы побеждали уже всем скопом. Когда я привел решающий аргумент: «ну, надо время от времени совершать безумные поступки, иначе это не каякинг, а урок физкультуры» - Костя понял, что остался в абсолютном меньшинстве и, естественно, сдался, как всякий нормальный человек в такой ситуации. Нет, он, конечно, упирался бы дальше – если в глубине души сам не хотел попасть на этот загадочный Турбат...
Так что буза увенчалась полным успехом, мы развернули оглобли и рванули на Турбат. Если будете когда ехать на него тоже – езжайте по самой длинной, обьездной дороге, все остальное будет ошибкой...
Впрочем, мы все же прорвались по короткой. И заночевали около 12 ночи на большой поляне левого берега Брустурки, в километре выше ее устья. Дальше нашему автобусу дороги нет – теперь нужен лесовоз.
В 7.30 с дороги просигналила машина – вахтовка везет лесорубов. В 7.50 мы уже погрузились и двинулись, и часа через полтора оказались на месте начала сплава. Нет, мы бы и дальше могли, но машина не идет дальше базы лесорубов Турбат, что в четырех-пяти километрах от впадения Турбата в Брустурку. Поразмыслив, решили не тащить лодки вверх пешкодралом, начать отсюда. Приключений хватит и так – то, что мне удалось увидеть с дороги, вполне впечатлило.
Речка Турбат в нашу воду – это прозрачный, чуть голубоватый поток с расходом не более 10 кубов в секунду. Мы заехали примерно на пол-речки, по карте – должна быть возможность для сплава и выше по течению. Место начала сплава, судя по всему – посредине участка разбоев в среднем течении Турбата. Здесь творится нечто невообразимое: лес разрабатывают довольно интенсивно, масса техники, сараи, дымят и рычат КрАЗы и Уралы, какие-то машины ужасного и непонятного вида таскают бревна – дурдом. Шум, вонь и грязь. Надо валить отсюда поскорее – решили мы и тут же уплыли, даже не перекусив толком.
Но по этой реке от цивилизации не уплывешь. По левому борту узкого каньона до 98 года проходила железная дорога-узкоколейка, но знаменитым наводнением ее полностью смыло... куда? Правильно, в речку. Да и правому борту долины тоже досталось. В общем, нижний каньон Турбата, который начался километра через полтора от места нашего старта (до тех пор мы мирно плыли по разбоям, правда, убралась Маша – нехорошо проехала под бревном, поленилась сместиться к берегу – отловили) хоть и порадовал резким сужением русла и увеличением уклона – пожалуй, метров 20 на километр, если не поболе – но душевной обстановкой тоже не порадовал. Осыпи из «живых» камней вперемешку с бревнами, остатки шпал, в реке бревна и рельсы. Война.
Но если отвлечься от всех этих безобразий, то вывод ясен: сплав здесь вполне достойный. На входе в каньон порог, требующий обноса – две ступени сливов и бревно в уровень воды прямо на срезе второго слива, что повыше. Через триста метров, за несложным порожком – вторая изюминка нижнего каньона реки Турбат: короткий, мощный и узкий водосброс высотой метра два с половиной, с довольно сложной структурой слива по трем разноуровневым плитам и неочевидным, но очень уборочным навалом на здоровенный корень через 10 – 15 метров. Пока к порогу подтянулась вся группа, Антон уже все посмотрел, все решил и едва дождался постановки страховки и фото-видео.

Эдик Антонов (Антон) – видимо, сильнейший на сегодняшний день украинский каякер. Я говорю о тех, кто плавает на полиэтилене, разумеется – потому что сравнивать нас со слаломистами достаточно сложно. Плавает всю жизнь,  иногда мне кажется, что может проехать вообще все, что угодно. Когда Антон в группе – группа сильнее вдвое. Но он не очень любит быть в группе – просмотры, сьемка, страховка, существенно сниженный темп движения по реке раздражают его и сбивают с ритма. Он убегает вперед от большой компании - но это нормально, просто не нужно гнаться за ним. Я знаю, что если через два поворота отсюда все-таки существует большая «задница» - Антон будет сидеть перед ней и загонять всех на последнюю чалку.
Кстати, человека, который лучше Антона умеет вылавливать упущенную лодку – я не видел, да и не представляю.

Вот мы все и посыпались в порог вслед за Антоном, который проехал почти прилично – все-таки слишком короткая лодочка Perception “Spin”, всего 1,92 метра, при малейшем ослаблении контроля ее раскручивает даже в очень узких местах. Саша Дубровин успел дважды, прохождение кормой вперед его не удовлетворило – переборчивый... Машу уговорили занести. Потом мы обносили низкое бревно, Антон умудрился просочиться под ним и улететь вперед. Дальше речку описывать бесполезно – нижний каньон Турбата представляет собой довольно равномерную лестницу невысоких сливов между глыб, иногда с бревнами, иногда с рельсами – это все один сплошной порог, по сути. Но улова есть. Эти полтора километра мы обрабатывали часа два, и в какой-то момент оказались в большом улове на последнем повороте реки перед впадением в Брустурку. Все? Нет, не все. Еще порог перед самой стрелкой, крутой полутораметровый слив на повороте реки. Слив этот лупит аккурат в острую глыбу, запирающую выход, место и справа, и слева вроде есть. Нехарактерный порог, похож на взрывной. Впрочем, для Турбата – как раз характерный.
Антон поплыл первым, с расчетом технично обьехать и прыжковый камень на срыве в слив, и нижний зуб. Вверху-то он обьехал, но потом, как оказалось, не остается времени и на один гребок. На зуб он наделся просто идеально, серединой лодки – но успел откренить и принять удар на цевьё весла. К счастью, это было прочный дюралевый «шафт» Прийона, и он устоял, лишь слегка погнулся. Через две-три секунды Антон спихнулся с навала в «карман» под левобережную глыбу, пожил еще несколько секунд в котле и вырвался на оперативный простор, наконец. Я почесал репу и решил ехать слева, заранее целясь в узкий проход, где только что просочился Эдик.
Агрессивный заход принес свои достойные плоды – во всяком случае, в камень я не врубился. Но в кармане под берегом оказалось тоже не сахар, котел держал и меня несколько секунд. «В общем, лучше получилось, но  тоже душераздирающее зрелище» – так сказал потом Костя, и добавил: «я уж подумал занести все это от греха...»
Но потом поехал Саша Док, и все устроилось само собой. Всех-то было делов – ехать спокойно, прижимаясь к правому берегу, сливаясь с прыжкового камня – тогда мощный отбойник красиво проносит мимо зуба, и проблем нет. Так Саша внес свой очередной творческий вклад в прохождение Турбата, и это был достойный вклад. Вслед за ним красиво проехали Женя Буканов, Коля, Костя – без проблем. Турбат закончился красиво, и началась Брустурка.
Воды добавилось вдвое, и примерно вдвое же уменьшился уклон. Брустурка – речка для расслабления после Турбата, и это родео-речка. Мы нашли на ней несколько совершенно потрясающих бочек, в которых с удовольствием колбасились все, по-моему, даже Женя Балтер – хоть его WaveSport “Stubby” для родео и не годится нисколько.

Женя Балтер тоже плавает совсем недавно, но, в отличие от Сани Степаненко – у него, похоже, своя струя. Он, как мне показалось, к родео пока довольно равнодушен, его привлекает сплав. И, надо сказать – кое-какие данные для сплава я в нем наблюдаю, и, прежде всего – большое хладнокровие в нештатных ситуациях. Да, он еще иногда переворачивается в сложных местах. Но вот его уборка в первом пороге Турбата – просто учебное пособие, как надо себя вести при покидании лодки в сложном пороге. Навалило на дрова, забило под берег – не встать. Так нет же проблем: мгновенно выскочил, не потерял весло, загородился лодкой от потока и сам тут же выпихнул ее на берег. Слил воду. Все, никаких последствий – сел, перечалился к группе, готов продолжать. Спасатели опять без работы – красота.

Брустурка набирает силу буквально на последнем километре. От плотины начинается участок с резким  увеличением уклона, скальные выходы по берегам – но чалок много, и проблем со сбором группы на ЛБ перед водопадом у нас не возникло. Посмотрели водопад. Красивая штука, но… Знаете, бывает так - смотришь, и думаешь: красиво, реально – но в другой раз. Нет этого чувства: «да я его сейчас разорву, как Тузик грелку», предчувствия победы, которое практически гарантирует успешное прохождение. Варианты есть, даже и не один (нам с Антоном понравились разные линии) – но оба варианта при перевороте на горке приводят к крайне неприятным последствиям, вставать придется после основательного «провоза» физиономией и прочими выступающими из каяка частями по каменным гребенкам в нижнем срезе. То ли воды маловато… В общем, двух минут на обсуждение нам вполне хватило, мы занесли водопад и финишировали в 300 м ниже, Василий Сергеевич как раз закончил вторую (вечернюю) ежедневную генеральную уборку. Чудо, что за человек: порядок у него в автобусе, как на борту ракетного крейсера «Слава». Несмотря на все наши старания…

Речка последняя – низовья Прута. Костя Абрамов.

Переезд на Прут закончился, по обыкновению, часа в 2 ночи. Утром мы обнаружили не то, чтоб низкий уровень воды, а просто полное её отсутствие. Но делать нечего – встали на воду часов в 10 и неспешно поплыли на закрытие программы, к порогу «Прикарпатский» и Яремчанскому водопаду. По пути поколбасились на паре бочек, отметив чудесный плэйспот на пороге «Косой» - слив с пологой гранитной плиты образует две бочки подряд, в обе – удобный заход по левому улову, а в нижнюю – еще и справа. Поехали дальше, по совершенно неузнаваемой реке. Вода тихая, теплая, прозрачная – уже дней десять на Карпаты не падает ни капельки дождя. «Прикарпатский» превратился в цепочку крутых невысоких вобосбросов, разделенных медленными зелеными плесами. И дальше – такая же картина, вплоть до самого водопада. Водопад не то, чтоб совсем сухой, но ехать его надо на танке, а не на лодке. На настоящем, железном танке, я имею в виду. Гусеницами по камням. К расстройству многочисленных отдыхающих, мы, особо не раздумывая, погрузились в автобус и поехали назад, вверх по течению, колбаситься в бочках на «Косом».
Как же это оказалось здорово… Небольшие, маломощные бочки – это как раз то, что нужно на нашем (большинства) уровне, для полного осмысления простейших плоских вращений, для контроля и понимания, как все это должно происходить. Ну, а кто уже умеет хорошо – зажигали вовсю. Особенно - Костя.

Костя Абрамов – похоже, самый перспективный родеист Украины. Нет, он не только родеист – помню, в прошлом году на Кавказе я испытал нечто вроде шока, когда вдруг осознал, что этот молодой человек, относительно недавно (год-два) сидящий в каяке, плавает ничуть не хуже меня. Главное, все у него легко. То ли это вера в себя, то ли  физподготовка – нет, это все не то. Ярковыраженный талант, скорее всего. Ну, и в родео это проявляется полной мерой. На своем Даггере “Ultrafuge” Костя легко крутит бесконечные спины, где позволяет глубина – свободно выходит на вертикаль. Завидно, ей-богу – но по-хорошему. Давай, Костя! Крути. Шоу должно продолжаться, уходить не обидно, когда нас сменяют такие, как вы с Доком.

Вот, собственно, и подошел к концу наш полет. Мероприятие, на мой взгляд, удалось вполне. Я подтверждаю мнение о полной пригодности Карпат для проведения учебных мероприятий начинающих каякеров, стремящихся на горную воду – полный успех нашей, не самой продвинутой, группы тому свидетельство. Но есть и очень интересные места, и, может быть – сюда стоит вернуться. Верхний Турбат, верховья Прута, еще пара-тройка речек оставили все же определенное чувство недосказанности, некую интригу.
Так что, сдается мне, вопрос не закрыт… До новых встреч в Карпатах!

О.Сизон, 19.05.2003

 

Последнее обновление ( 15.08.2007 г. )
 
« Пред.   След. »

« < Май 2018 > »
Вс Пн Вт Ср Чт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2